Публикации с меткой «бытие»

Сурат. Хайку из цикла «Сказал, как отрезал»

Rosi Рубрика: ЮМОР. Метки: , , , ,
0

Сидеть в старом храме дни напролет.
Чудесны плоды медитации,
печальны плоды геморроя…

* * *

Соседу отключили газ за неуплату.
Он кутается в одеяло
и жарит лук на утюге.

* * *

Пятая кружка зеленого чая.
Гармония души со вселенной
прервана бегством в туалет.

* * *

Нашел в лесу дохлого суслика
и деревянное пасхальное яичко.
Видать, хреновый из меня грибник.

* * *

Заросли конопли во дворе.
Кто бы мог подумать, что здесь —
врата в иные измеренья?

Далее »

УЧИТЕЛЬ

Rosi Рубрика: ПРАКТИКИ, ПСИХОЛОГИЯ. Метки: , , ,
0

Подняться на вершину трудно,
спуститься еще труднее.
Это может сделать лишь Учитель
.

Один воин был искусным стрелком из лука, виртуозно владел мечом, и его пригласили стать телохранителем самого Императора. Благородный Император был прекрасным человеком, служить ему было высочайшей честью, к тому же он был так же молод, как и воин. Вскоре Император проникся таким доверием и уважением к воину, что он стал его ближайшим советником и другом.

Однажды воин спас Императору жизнь, прикрыв его собственным телом. Император собственноручно выхаживал своего любимца, не отходил от него, пока он не выздоровел. Он щедро наделил преданного воина богатством и землями, почестями и наградами. Воин, как тень, повсюду следовал за Императором, не покидал его ни днем, ни ночью.

Служба воина шла прекрасно, едва ли оставалось чего-то желать, но в душе его поселилась печаль.

Воин почувствовал, что он невольно отдаляется от Пути, перестает постигать его философию, внутренне расти, все более превращаясь просто в царедворца, пустую куклу, персонаж императорского двора.

Воин стал тяготиться рутиной великолепной, но пустой жизни, ему стало скучно и душно в огромном дворце. Император, видя, что его любимец грустит, осыпал его все новыми наградами, драгоценным оружием и изысканными развлечениями. Но воин все мрачнел.

«Что же происходит, друг мой? – спросил его Император. – Я вижу ничто не радует тебя.

Ты близок мне как никто другой, ты носишь одежду точно такую как у меня, ты всегда рядом со мной. Может быть ты влюблен в какую-нибудь высокомерную аристократку? Скажи только имя и она будет твоей. Или быть может, ты жаждешь получить того дивного индийского скакуна, о котором идет молва? Скоро его доставят, я подарю его тебе. Я сделаю все для тебя, лишь бы ты был светел и весел, как раньше. Что за кручина гнетет тебя?

Я – Император и нет ничего невозможного для меня. Только скажи!»

Воин не мог сказать правителю истинной причины съедающей его тоски и с трудом отпросился совершить паломничество по святым местам.

Воин ушел из дворца и в глубокой печали побрел куда глаза глядят. Вокруг него была вольная природа, весело щебетали птицы, шумела пышная, разноцветная листва, ярко светило солнце. Постепенно настроение его стало улучшаться, он с наслаждением вдыхал запахи леса, в его душе опять пробудился интерес к жизни, лишь мысль о возвращении во дворец не давала ему покоя.

Дорога вела его все выше. Воин наслаждался величием и красотой гор, прекрасным видом, открывшимся ему внизу, гармонией природы.

Дорога превратилась в узкую тропинку, ведущую все выше. И тут воин увидел человека, спускавшегося с горы. Этот человек был одет в выцветшие от солнца лохмотья и выглядел как бродяга, но воин увидел прекрасный меч у него за поясом и мощный лук за его спиной.

Воин интуитивно почувствовал, что перед ним грозный противник, быть может, превосходящий его, и остановился: тропинка была столь узкой, что кто-то из них должен был уступить другому дорогу. Шагах в десяти остановился и незнакомец. Они долго оценивающе смотрели друг на друга.

«Я – телохранитель императора, я не могу уступить ему дорогу, даже если это будет стоить мне жизни, – подумал воин. – Какая глупая ситуация». Но вслух он сказал:

– Знаете ли вы кто я такой? Я – телохранитель императора. Уступите мне дорогу!

– Много слышал о вас и вашем мастерстве, – ответил ему незнакомец. – Давно мечтал с вами посостязаться.

С этими словами он выхватил стрелу, в мгновение ока натянул лук и послал стрелу в тонкую ветку, растущую вдалеке на другой стороне пропасти.

Телохранитель императора принял вызов. Он долго целился и, наконец, выстрелил. Стрела попала в цель. Воин с облегчением выдохнул воздух: он сильно сомневался, что сможет попасть в столь трудную мишень.

– Что ж неплохо, – насмешливо сказал незнакомец. Но так стрелять неинтересно.

Он легко взбежал по узкому уступу на скале и остановился на самом краю пропасти, так что носки его ног оказались над пустотой, и камешки посыпались вниз. Он послал три стрелы одну за другой совершенно не целясь, явно не тревожась о результате… стрелы будто летели сами собой, без усилия с его стороны… Все это произошло так быстро, что стрелы вонзились в ветку почти одновременно…

«Лук изогнулся, словно осенний месяц в небе,
Стрела взвилась, подобно падающей звезде,
И точно попала в цель».

Пораженный телохранитель нерешительно пошел ему вслед по узкому выступу, он чувствовал, что если хоть немного пошатнется, то тут же упадет. Потом он с ужасом заметил, что он уже не идет, а ползет на четвереньках, обливаясь холодным потом, не в силах отвести глаза от разверзнувшейся перед ним головокружительной бездны…

Его пальцы сами собой хватались за ускользающую твердь, на грани смерти все его существо неистово напряглось, цепляясь за жизнь… Ему казалось, что если он продвинется вперед еще хоть на волосок, все будет кончено. Его тело судорожно вцепилось в камень…

Вдруг он явственно почувствовал, что не может уже двигаться ни только вперед, но и назад. Он был не в силах встать, ни то что стрелять! Прошло еще мгновение, и он был уже не в силах пошевелиться, будто прирос к скале, омерзительный липкий животный страх парализовал его волю, как загипнотизированный он только смотрел вниз, не в силах оторваться, не в силах отвести взгляд…

Будто из другого мира он услышал спокойный голос:

– Как только нет постоянной борьбы и опасности, воин теряет свои качества. Спокойная жизнь плохо действует на воина, даже такого как ты. Успокойся, друг!

Ведь ты – воин. Ты должен победить себя.

Это – величайшая победа.

Встань!!!

Сгорая от стыда, огромным усилием воли, телохранитель заставил себя встать.

– Воину не подобает быть неряшливым. Приведи себя в порядок!

Телохранитель выпрямился и отряхнул пыль с прекрасных шелковых одежд.

– Теперь возьми лук и стреляй!

Ты можешь, я знаю, – сказал незнакомец властно.

Руки телохранителя дрожали, он задыхался…

– Да сбрось ты, наконец, свой панцирь, он лишь мешает тебе! Давай помогу.

Золоченый панцирь полетел вниз, и лишь спустя долгое время они услышали, как он ударился о дно пропасти.

Телохранитель натянул лук и стал целиться. Руки его занемели. Он потерял чувствительность, глубоко закусил губу, из которой алой струйкой потекла теплая кровь.

«Нет! Хотя я проявил малодушие, я не трус. Лучше погибнуть, чем существовать, зная, что ты трус и не смог себя преодолеть. Это – главный выстрел в моей жизни. Пусть и последний. Если я промахнусь, то тут же брошусь вниз вслед за панцирем… Прости меня, Император…»

Он явственно представил, как через миг его тело превратится в кусок развороченного мяса на окровавленных камнях…

Постой, – сказал незнакомец. – Не целься. Забудь о мишени.

Забудь о пропасти. Забудь о стыде. Забудь о смерти. Забудь о долге перед Императором.

Не думай ни о чем.

Стань пустым, чтобы мог действовать Бог!

Что-то произошло с сознанием телохранителя…

Оно отключилось от всего происходящего, вышло на неведомый ранее высший уровень.

Это было блаженство…

Телохранитель закрыл глаза и улыбнулся как ребенок, безмятежный в своей колыбели. В тот же момент его пальцы отпустили стрелу, лук выстрелил, словно сам собой. В своей внутренней реальности, среди сверкающих силовых полей, он видел, как перестали существовать и стрела и мишень. Переливаясь и пульсируя, они слились в одно единое целое, заполонив собой всю Вселенную…

Словно вывалившись из неведомого измерения, он услышал слова Учителя:

– Прямо в цель!

Его душа ликовала! Никогда прежде он не испытывал такого счастья. Он был так благодарен Проведению за эту кармическую встречу, благодарил Небо, что Бог призвал его дух к высоте…

Воин открыл глаза и хотел обратиться со словами благодарности к Учителю…

Но вокруг не было никого. Он лишь слышал быстро удаляющиеся шаги человека, поднимающегося в гору.

 

А. Р. Басов

ПРОСТО ПОЗВОЛЬ СЕБЕ…

Rosi Рубрика: ПРИТЧИ. Метки: , , , , ,
0

Как-то Учитель спросил:
-Что для вас является наибольшей проблемой в общении с другими людьми?

Ученики задумались, наконец, один из них сказал:
— Я знаю, Учитель. Меня просто бесит ситуация, когда я договариваюсь с кем-то о встрече, прихожу, а его нет вообще или он заставляет меня ждать.

Другой ученик сказал:
— А меня больше всего раздражает, когда кто-нибудь обещает мне что-то, а потом не делает.

Третий ученик пожаловался:
— Я просто ненавижу, когда человек не дает конкретного ответа. Не важно, предлагаю ли я ему товар или спрашиваю, как он собирается провести выходные.

Больше учеников в тот день не было. Учитель спросил первого ученика:
— Скажи, ты хоть раз опаздывал куда-то?
— Я не помню таких случаев, может быть, только в детстве. Я постоянно смотрю на часы и тороплюсь.

Второго ученика Учитель спросил:
— Ты всегда выполняешь свои обещания?
— Да, – ответил ученик, – чего бы мне это ни стоило!

Третьему ученику Учитель задал вопрос:
— Ты сам всегда конкретен в своих высказываниях?
— Абсолютно! – воскликнул третий ученик.

— А теперь представьте, – сказал Учитель, – что вам не нужно никуда спешить, совершенно необязательно отвечать за свои слова и можно говорить общими словами, практически ни о чем.

Каждый из учеников подумал о своем, и, увидев, как все трое задумчиво опустили головы, Учитель продолжил:
— Нас больше всего раздражает в других то, чего мы сами не можем себе позволить. Мы думаем, что это проблемы, но гораздо чаще это наша зависть. Не нужно злиться на ближнего — ищите ответ в себе…

БЕНДЖАМИН СМАЙС: НИЧЕГО НЕ ПОТЕРЯНО

Rosi Рубрика: ЖИЗНЬ. Метки: , , ,
0

«Я совершенен» — означает отсутствие чего-то, чего не хватает, так?
Правильно! Нет ничего такого, чего могло бы в данный момент не хватать, а если вам кажется, что чего-то все-таки не хватает, то поищите, что именно потерялось. И если вы найдете что-то, то очевидно, что оно не потеряно. А если вы не можете ничего найти, то откуда вы тогда знаете, что что-то потерялось?

Вот настолько это просто. «Чего-то не хватает…» — поищите чего. Не находится? Откуда тогда знаете, что не хватает? Может вы просто верите, что чего-то не хватает? Потому что говорите себе, что что-то потеряли?

«Но ведь действительно не хватает!.. Я хочу это!…»
Эй! Так перестань хотеть и всего будет хватать. Это звучит просто — потому что так и есть. Ты просто беспокоишь себя, думая, что чего-то не хватает. ВОТ ОНО. Всё есть прямо здесь. Всё. Прямо Здесь. Ха-ха-ха. Поэтому… если чего-то не хватает, поищи чего, а если найдешь, то оно очевидно и не терялось.

Ты пишешь, что не хочешь быть одиноким… Но ты одинок! Страх одиночества — это страх себя. Страх того, что ты есть. Ты одинок. Ты здесь 24 часа в сутки, семь дней в неделю — а всё остальное приходит и уходит. Поэтому до тех пор, пока ты не перестанешь бояться своей жизни, бояться стоять на земле в полном одиночестве… в окружении многих людей… но они тоже все одиноки… вот почему у нас есть общение. Мы общаемся друг с другом — по мере наших возможностей. Но всё, что я когда-либо вижу в другом человеке — это моя интерпретация. Я не могу знать. Я могу знать только то, что я знаю — и это всё, что я вижу.

Если ты не хочешь превозмочь своё одиночество — это нормально. Ведь это очень страшно осознать, что на этой планете ты сам по себе. И ещё есть много всякого, пытающегося тебя убить. Ха-ха-ха! Хотя в общем-то мы живём в лучшее время. Большинство диких животных исчезли… Мы научились обращаться с некоторыми вирусами… И вот мы здесь.

Ты спрашиваешь, какой тогда смысл в жизни, если рассматривать её с позиции одиночества. Жизнь есть для того, чтобы ты делал то, что ты хочешь делать — в пределах допустимого законами физики. Ты ограничен только тем, что ты думаешь и материальной реальностью этого места. Если ты закроешь глаза — ты безграничен. В воображении ты можешь путешествовать, ислледовать и делать там всё, что тебе заблагорассудится. Это не прокормит тебя (разве только если ты не начнёшь записывать и продавать), но внутри — это твоё символическое представление, ты можешь крутить его как угодно, в картинках, заходить внутрь, сбоку и в любом другом виде, или же то, что снаружи — материальная реальность, она такая, какая есть и ты можешь её использовать так, как можешь. Вот так. Так можно использовать жизнь — что ты хочешь? и делаешь это.

Но происходит вот что: мы начинаем хотеть того, чего не можем получить и из-за этого мы сводим себя с ума. Ты когда-нибудь видел обезьяну в зоопарке? Видел, как она бегает кругами по клетке и громко кричит, пытаясь вырвать прутья? Мы делаем с собой то же самое, когда мы начинаем хотеть чего-то, чего здесь нет. Когда мы хотим чего-то, чего не можем получить, мы ведем себя как обезьяна в клетке — сводим себя с ума. Как же остановиться? Перестать хотеть то, чего здесь нет. А если мы не можем перестать — мы выясняем как смочь. Ха-ха-ха. Иначе, ты буквально сводишь себя с ума. Ты доводишь себя до отчаяния и безумия…

Тебя — не ДВА! Необходима интеграция. Происходит вот что: в какой-то момент жизни из-за сильного дискомфорта или страдания, случается разделение: есть «я» и есть «другой я». Есть история какого-то парня под именем Бенджамин Смайс и есть Истина. Это разделение призвано защищать от страдания. И в конце духовного поиска начинаются попытки каким-то образом перестроить это разделение, потому что именно оно вызывает боль. Больно вот что: «о черт! такое ощущение, что меня два, чувствую себя плохо!» Это потому что тебя не два! Это механизм защиты, который вышел из под контроля и стал управлять жизнью. Поэтому ты интегрируешь и понимаешь «О! Так меня не два! О, Боже! ВСЁ, что я думаю — это Я! ВСЁ, что происходит — это Я!» Всё, что я интерпретирую — это делаю я. Всё, что я переживаю — делаю я. БОЛЬШЕ НИКОГО НЕТ. Это может вызывать ужас, если ты боишься себя. Однако тебе нечего бояться. Я понимаю, что легче сказать, чем сделать. Но вот он ты. И ты в порядке. Никто никогда не придет. По всему миру живет куча людей. Ты всегда здесь, 24 часа в сутки, 7 дней в неделю, всегда! На Земле. Либо уделяя внимание своему воображению, либо уделяя внимание реальности.

Когда ты больше не боишься. Когда ты больше не чувствуешь неудобства из-за веры в то, что тебя два — тогда все твои поступки, которые были призваны заполнить это дыру, сами о себе позаботятся — они просто растворятся. Ты больше ими не интересуешься (по большей части — я не могу знать наверняка, таков мой опыт). Всё, что ты делал, дабы удовлетворить это чувство дискомфорта, чувство, говорящее, что чего-то не хватает — всё подобное поведение просто отпадает, потому что нет чего-то отсутствующего — ВОТ ОНО. Нет никаких причин, чтобы что-то делать. В смысле в виде какой-то привычки. ВОТ ЭТО. И нет страха, потому что нет больше надежды найти какой-то выход, нет надежды на еду, секс, деньги или что бы то ни было. Все эти вещи — это весело, это часть бытия здесь. Часть бытия живым. Еда, секс, деньги. Общение с другими людьми. Создание чего либо. Ты определяешь свою цель: что ты хочешь сделать, пока ты здесь.

И когда мы так говорим, мы как бы подразумеваем, что есть какое-то другое место, куда ты попадёшь, когда умрёшь. Я не умер, поэтому я не знаю. Непохоже, что есть другое место… но, нам всем предстоит это выяснить. Однако… насколько я могу сказать — ВОТ ОНО. Это оно. Так что твоя задача — интегрировать. Тебя не два. Одна личность — интегрируй. А потом, превозмоги свой страх одиночества. И ты можешь сделать это только одним способом: пребывать с самим собой до тех пор, пока ты не осознаешь, что ЭТО ОНО И ЕСТЬ. И то, что другие люди — они не думают о тебе, не ждут тебя, не боятся тебя, они здесь не для того, чтобы любить тебя, не для того, чтобы спать с тобой… Ты — здесь. В полном одиночестве. Всё, что ты хочешь получить от других людей требует в точности того же, чего требует любое дело — хорошего и эффективного общения.

Если ты хочешь верить в духовные обещания — ты можешь в них верить. Это защита, очень-очень хорошая защита, она прекрасно работает. Однако, есть нечто лучшее. Это, буквально — интеграция. И жизнь со знанием того, что есть только ты. Ты не можешь совершить ошибку. Ты можешь только снова и снова причинять себе беспокойство…