Луна, сакура и снег…

Rosi Рубрика: ЛИРИКА.
0

Фудзивара-но Тэйка  (1162—1241)

  Ивы в лугах   

Тянутся ввысь, друг друга касаясь,
Молодые побеги ивы
В широких придорожных лугах,
Тянутся, словно струйки дыма,
Печально вздыхая листвой.

* * *

Как извечно черна
Небес бескрайняя долина!
Я подумал едва —
И тут же мыслям вопреки —
Осенняя луна!

Валёк

Одежды бьют вальками.
Меня, отшельника горного,
Помнят ли в селенье том?
Осени печальной звуки
Отлетают вдаль.

Луна на рассвете

Скалы в заливе.
На них устроен ночлег луны,
Убаюканной волнами.
О грёзы! К ней, к ней
Рассветный мост уводит!

* * *

Ветер в соснах —
Вдаль отлетел одиноко
К соснам другим.
Слышно, как бьют вальки
И плещут лунные волны.

* * *

Гортензия Отакэ.
Всех принимает она:
Вечерами, вижу,
Как слетаются под листвой
Толпы светляков.

* * *

О печаль и горечь Асака!
У подножья горы болотные хляби
Полонила перилла, осока.
Рвёшь их, рвёшь — гуще растут,
Оплетают эфес и режут руки.

* * *

Ветер уныло подул,
Разбередил кустарник хаги, —
Упали росы на рукав…
О ночь, скрывай же в сумраке твоём
Тяготы души печальной!

Любовная песня

Ах, как упрекала тебя
В ночь отвергнутой встречи,
Слезами рукав заливала!
Без тебя — не найти утешенья,
Уповать на тебя — безнадёжно!

* * *

Из ночи в ночь
Голос сверчка на сосне
Всё горше и горше.
Ветер на ветках деревьев
И тот умолкает…

* * *

Я травы собирал от горя,
Пастушью сумку рвал в рукав —
Да не удержал в охапке.
Над хороводом трав раздалось
Пенье соловья!

* * *

Голоса насекомых
Прокрались в весенние сны —
Или мерещится мне
Несносный говор осенний
Сверчков да цикад?

* * *

В стране Кинокуни
Пора бы ветру угомониться
На взморье Фукиагэ!
Там, встречая весну,
Бушуют и пенятся волны.

* * *

Моё сердце замело
Лепестками вишни старой.
Ах, напрасно, видно,
Прежних вёсен грёзы вспоминая,
Я ворошил печаль!

* * *

Вот извечный удел:
Два сердца печальных в разлуке —
Разбегаясь по межам
Бежит, бежит весенняя вода,
Заливая рисовое поле…

* * *

На окраинных лугах,
Где в рост пошёл аланг-аланг,
Промчался жеребёнок,
Оживляя весенний пейзаж
Нетронутой луговины.

* * *

Когда ветер поднялся
И сокол, хлопая крыльями,
Пролетел над болотом,
Вот только тогда я увидел
Осенний лик природы!

* * *

Рассветная дымка
Вкруг вишни клубится и тает
Над горной вершиной.
Там, в отрогах Небесной реки
Тихо плещутся волны…

* * *

Аромат цветущих вишен
Разносит ветер встречный.
Ах, не знаю я, куда,
Куда брести под небом сумрачным?
Где скрыться от печали?

* * *

Тьма снежинок белых…
Кружатся, кружатся небеса
Над застрехой старой.
О, как вынести это смятенье
Заворожённому взгляду?

* * *

Бьются волны неустанно
В неприступных скалах взморья —
Порой янтарь сверкнёт…
Увидеть лик на миг желанный,
Потом не знать покоя!

* * *

В ущельях горных
Стремнину реки Танигава
Рассекает скала,
Не пуская в осеннюю ночь
Потоки лунного света.

* * *

Словно бутоны сакуры
Накануне третьей луны,
Раскрывает сердца
Радушный очаг
В доме друзей.

* * *

В поисках добычи
Вышла белая цапля,
Подминая стрелолисты.
Вот где укрылись
Хрупкие ирисы!

* * *

Расползаются туманы.
Широкими снежными стёжками
Пронизаны небеса.
И вспыхивают, словно угли,
Цветы под снегом…

* * *

Ещё вчера, ах,
Как благоухал мой сад,
Нынче залитый дождями!
Украшены листья его
Пламенем ветра и красок.

* * *

Безмолвно дни влачу.
О, какая печаль одиночества!
Под снегом дорога в горах…
На изгороди — гостья-овсянка
Оправила крылья.

* * *

О, сколько дней
Благоухала земля
Под сакурой!
Как радовала весна
В старом селении.

* * *

Стихотворение к картине, изображённой на ширме в храме Тёкугандзи,
возведённом монархом-иноком Готоба
Я высматривал в тумане:
Откуда доносятся, умолкая,
Крики перелётных гусей?
На взморье Оёдо сохнут
Водоросли, словно ткани.

* * *

Вереница гусей.
Чертят крылья в небесах
Тайные знаки письма.
Знать, вспоминают меня
С тоской и печалью.

Зимний дождь

Столица в снегах.
Надвигается зимний вечер
Под шум дождей.
Вершины окрестных гор
Сумрачны и белы.

 * * *

Туман унесло.
О, как срывает с ветвей
Алые листья клёнов!
Видно, разгулялся в горах
Осенний ветер…

 * * *

Благоухает небо,
В саду фонарики зажгли
Под цветущими сакурами.
Я жду: вот-вот поднимется
Луна над горными вершинами.

* * *  

Диких гусей вереница
Удаляется в сумрак вечерний,
Жалобный слышится крик.
Ах, не дождаться известий
От старинного друга!

 * * *  

Солнце блекнет ввечеру,
На исходе месяца каминадзуки,
Трава под инеем мертва.
Всполошился ветер, налетает,
Ворошит упавшую листву.

* * *  
Я загубил любовь,
Бездарный баловень судьбы,
Пустые годы пролетели.
Если буду жив, я мудрым сердцем
Встречу старости печальной ночь.
* * *

Колышимые ветрами,
Яркие звёзды мерцают
Холодом небесным…
Вдруг просыпался град,
Шурша в камышах.

* * *  

Луна, сакура и снег —
Такой печальный цвет забвенья!
Я познал отраду забытья
За чаркою вина, под звуки струн
И старых песен…

* * *

Элегия

Судьба возносила меня
К высотам славы бренной.
Ах, на горном склоне
В сумерках осенних
Настигла песня старости.

* * *

О вершины гор моих,
Где я вековыми ночами скрывался
В тени моего одиночества,
О луна, что знаете вы о последнем
Ночлеге старости?..

* * *

Пора ночей, пора печалей:
Вновь перебираю в памяти моей
Души заснеженной невзгоды.
О сердце, все мысли горькие мои
Ты в жемчуг песни превращало!

* * *

Осыпает лепестки
Горной керрии кустарник —
Как желты приливы!
Я переполнен мыслями,
Как волнами река…

*  *  *

Над карнизом старым
Всё тот же свет печальный —
Сквозь высохшие травы.
Блуждает мысль в былом,
А там — осенняя луна!

* * *

Между створами окон
Проникает лучик тонкий —
Рассвета или фонарика?
Поведать бы другу о том,
Как сердце печально…

* * *
Пусть напомнит о керрии
Желтизна соцветий сакуры,
Теряющей лепестки.
Вслед уходящей весны
Тянется шлейф аромата…

* * *

Извечен круг времён,
Чередой столетия проходят.
Всё тот же воздуха
Весенний жар струится
В голубые дали!

 

ПЕСНИ О ЛЮБВИ…К СЕБЕ

Rosi Рубрика: ЛИРИКА.
0

     Исикава Такубоку 

     На песчаном белом берегу 
     Островка
     В Восточном океане
     Я, не отирая влажных глаз,
     С маленьким играю крабом.
  
     О, как печален ты,
     Безжизненный песок!
     Едва сожму тебя в руке,
     Шурша чуть слышно,
     Сыплешься меж пальцев.
  
     Там, где упала слеза,
     Влажное
     Зерно из песчинок.
     Какой тяжелой ты стала,
     Слеза!
  
     Могу ли забыть
     Того, кто, не смахивая слезы,
     Бегущей по щеке,
     Показал мне,
     Как быстро сыплется горсть песка.
  
     К песчаным холмам
     Прибит волною сломанный ствол,
     А я, оглядевшись вокруг,-
     О самом тайном
     Пытаюсь хотя бы ему рассказать.
  
     Перед огромным морем
     Я один.
     Уже который день,
     Как только к горлу подступают слезы,
     Из дома ухожу.
 
      На песчаном холме
     Я долго лежал
     Ничком,
     Вспоминая далекую боль
     Первой моей любви.
  
     Сто раз
     На прибрежном песке
     Знак "Великое" я написал
     И, мысль о смерти отбросив прочь,
     Снова пошел домой.
  
     С досадой
     Мать окликнула меня,
     Тогда лишь, наконец, заметил:
     По чашке палочками
     Я стучу, стучу. ..
  
     Под вечер без огня сидел я
     И вдруг гляжу:
     Выходят из стены
     Отец и мать,
     На палки опираясь.
  
     Я в шутку
     Мать на плечи посадил,
     По так была она легка,
     Что я не мог без слез
     И трех шагов пройти!
  
     Без цели
     Я из дома выхожу,
     Без цели
     Возвращаюсь.
     Друзья смеются надо мной.
 
      Словно где-то
     Тонко плачет
     Цикада. . .
     Так грустно
     У меня на душе.
 
      Я зеркало взял,
     Стал строить
     Гримасы на сто ладов
     Какие только умел. ..
     Когда устал я от слез.
  
     Слезы, слезы -
     Великое чудо!
     Слезами омытое
     Сердце
     Снова смеяться готово.
 
      "И лишь из-за этого
     Умереть?"
     "И лишь ради этого
     Жить?"
     Оставь, оставь бесполезный спор.
  
     Чтобы стало на сердце легко!
     Такой бы найти
     Радостный труд!
     "Завершу его
     И тогда умру", - я подумал...
  
     Ночное веселье
     В парке Аеакуса,
     Вмешался в толпу.
     Покинул толпу
     С опечаленным сердцем.
  
     Когда, как редкий гость,
     Приходит в сердце
     Тишина,
     Легко мне слушать
     Даже бой часов.
 
      Я взошел на вершину горы.
     Невольно
     От радости
     Шапкой взмахнул.
     Снова спустился вниз.
  
     А где-то спорят люди:
     Кто вытащит
     Счастливый жребий?
     И мне бы с ними
     Потягаться.
  
     Хотел бы в гневе
     Вдребезги вазу разбить!
     Разбить бы сразу -
     Девяносто девять -
     И умереть.
  
     В трамвае
     Встречается мне каждый раз
     Какой-то коротышка,
     Впивается хитрющими глазами.
     Я начал опасаться этих встреч.
 
      Перед лавкой зеркал
     Я вдруг удивился...
     Так вот я какой!
     Обтрепанный,
     Бледный.
  
     Я в дом пустой
     Вошел
     И покурил немного,
     Мне захотелось
     Одному побыть.
 
      Не знаю отчего,
     Я так мечтал
     На поезде поехать.
     Вот - с поезда сошел,
     И некуда идти.
 
      Зарыться
     В мягкий ворох снега
     Пылающим лицом.. .
     Такой любовью
     Я хочу любить!
  
     Руки скрестив на груди,
     Часто думаю я теперь:
     "Где он, враг-великан?
     Пусть выйдет,
     Попляшет передо мной!"
  
     Зевнуть бы,
     Не думая ни о чем,
     Как будто бы пробудился
     От долгого,
     От столетнего сна.
  
     Белые руки,
     Большие руки. ..
     Все говорят про него:
     "Какой он необычайный!"
     И вот - я встретился с ним.
  
     С легкой душою
     Хотел я его похвалить,
     Но в сердце самолюбивом
     Глубоко таилась
     Печаль.
 
      Льется дождь -
     И в доме моем
     У всех
     Такие туманные лица. ..
     Хоть бы дождь скорей перестал!
 
      Я похвалой польщен?
     Нет, гнев меня берет.
     Как грустно
     Знать себя
     Уж слишком хорошо!
 
      Прошла веселая пора,
     Когда любил я
     Вдруг постучать
     В чужую дверь,
     Чтоб выбежали мне навстречу.
  
     Вчера держался я на людях,
     Как избранный
     Властитель дум,
     Но после на душе -
     Такая горечь!
 
      Непригодный к делу
     Поэт-фантазер,
     Вот что думает он про меня.
     И у него-то, как раз у него
     Мне пришлось попросить взаймы.
 
      "То хорошо
     И это хорошо!" -
     Иные люди говорят.
     Завидна мне
     Такая легкость духа.
 
     Как весело слушать
     Могучий гул
     Динамо-машины.
     О, если б и мне
     Так с людьми говорить!
 
      Когда приходится служить
     Капризным,
     Наглым самодурам,
     Как страшен
     Кажется весь мир!
  
     Есть радостная,
     Легкая усталость,
     Когда, дыханья не переводя,
     Закончишь
     Трудную работу.
 
      Застыли палочки в руке,
     И вдруг подумал я с испугом:
     "О, неужели наконец
     К порядкам, заведенным в мире,
     Я тоже исподволь привык!"
  
     Как, впитывая воду
     До отказа,
     Морская губка тяжелеет,
     Так чувство тяжести
     В душе моей растет.
 
      Просто так, ни за чем
     Побежать бы!
     Пока не захватит дыханье,
     Бежать
     По мягкой траве луговой.
 
      Из дома выйду,
     Словно очнусь.
     Ведь есть же где-то теплое солнце.
     Глубоко,
     Полной грудью вздохну.
 
      Сегодня убежала наконец,
     Как зверь больной,
     Не знавшая покоя,
     Тревога. . .
     Из сердца вырвалась - и убежала.
  
     О друг мой,
     Нищего не укоряй
     За то, что так жалок он.
     Голодный,
     И я на него похож.
 
      Запах свежих чернил.
     Вытащил пробку.
     У меня, голодного, вдруг
     Засосало под ложечкой. . .
     Грустная жизнь!
  
     "Пусть сгибнут все,
     Кто хоть единый раз
     Меня заставил
     Голову склонить!" -
     Молился я.. .
  
     Было двое друзей у меня,
     Во всем на меня похожих.
     Умер один.
     А другой
     Вышел больным из тюрьмы.
 
      Раскрыл всю душу
     В разговоре. . .
     Но показалось мне,
     Я что-то потерял,
     И я от друга поспешил уйти.
 
      Работай,
     Работай! Что из того?
     Жизнь не становится легче.
     В упор гляжу я
     На руки свои.
 
      Словно будущее мое
     Вдруг раскрылось
     Во всей наготе.
     Такая печаль -
     Не забыть, не отбиться.
 
      Большой хрустальный шар!
     Ах, если б он был здесь
     Перед глазами,
     Чтоб, глядя на него,
     Я мог спокойно думать.
 
      Не знаю отчего,
     Мне кажется, что в голове моей
     Крутой обрыв,
     И каждый, каждый день
     Беззвучно осыпается земля.
 
      Отряд марширующих солдат.
     Я долго
     На них глядел.
     Как!
     Ни тени печали на лицах?
  
     Тантара-тара,
     Тантара-тара,
     Стучат, стучат в голове,
     Падая с крыши,
     Капли дождя.
  
     Новой бумагой
     Оклеили седзи
     В доме. . .
     Словно тяжесть
     Спала с души.
 
     Вечером вдруг
     Захотелось мне написать
     Длинное-длинное письмо,
     Чтобы все на родине
     Вспомнили обо мне с любовью.
 
      Слова,
     Неведомые людям. . .
     Вдруг показалось мне
     Я знаю их
     Один.
 
      Бледно-зеленое -
     Выпьешь
     И станешь прозрачным,
     Словно вода. . .
     Если б такое найти лекарство!
  
     Я сердце новое себе искал
     И вот сегодня
     Один бродил
     По улицам глухим. ..
     Я и названья их не знаю!
  
     В сердце у каждого человека
     Если вправду
     Он человек -
     Тайный узник
     Стонет. ..
  
     Ребенка побранят,
     И он заплачет.
     О сердце детских дней,
     Далекое! ..
     Как мне тебя вернуть?
 
      На камни двора
     С размаху
     Швырнул я часы.
     О быстрый гнев
     Юных дней моих!
  
     Прямая улица уходит вдаль.
     Сегодня я почувствовал
     Так ясно:
     На эту улицу
     Я вышел наконец.

 Перевод В.Марковой

 


 

 

 

 

 

 

Я странник весенний ночей…

Rosi Рубрика: ЛИРИКА.
3

Фудзивара-но Тэйка

 (1162—1241)

 Известный также под именем Фудзивара Садаиэ — выдающийся японский поэт и филолог. Сын Фудзивара Тосинари (Сюндзэй). Отец Фудзивара Тамэиэ. Наставник в поэтическом искусстве Минамото Санэтомо.

Вправление государя Готоба-ин Фудзивара-но Тэйка руководил составлением антологии «Синкокинвакасю» («Вновь созданное собрание японских песен»). Составил также «Хякунин иссю» («Сто стихотворений ста поэтов») — 1235 г.

«Стихи молодого Тэйка поразили современников новизной, их „тёмный стиль“ вызывал споры, но вскоре из них родилось целое направление в поэзии. В зрелые годы Тэйка становится центральной фигурой литературной жизни Японии. В его теоретических сочинениях с классической полнотой изложены основы японского понимания сути поэтического слова, понимания прекрасного».

Его стихи считают непревзойденными по чувству югэн.

В старости принял монашество.

 Утренние облака   

Я странник весенний ночей.
Сновидений зыбкие мостки, — ах! —
На полпути оборвались!
Гряда рассветных облаков
Разлучена вершиной…

Луна, сакура, снег

Холодный лик луны…
Я познаю тяжесть лет печальных,
Как ветви сакуры под снегом.
В предвкушении цветов
Я время забываю…

Дымка   

Весенний лик луны
Укрыл ночной туман,
Всё небо затянуло.
О, как напоен воздух
Ароматом сливы!

Сливы   

Ткань узорчатая рукава
Расточает запах белой сливы.
В безмолвном споре с ней
Лунный отблеск со стрехи
В слезах лучится…

Весенний дождь

Вереница гусей.
Как уныло опадали крылья
Под тяжестью снега
Когда-то… А ныне вот
Весенний дождь.

* * *

Белотканным облаком
Весна взошла на горы Тацута,
Тихо выстлала туманы…
Или на вершине дальней Огура
Призрачно сияет сакура?

Сакура в горах Ёсино  

 

В вишнёвых лепестках
Свой мимолётный лик являл
Порыв весенний ветра.
О, если б странник заглянул
В мой заснеженный сад!

* * *

О ветер в горах,
Благоухай, желанный и нежный,
Обдувай лепестки —
Воплощенье луны и снега, —
Обихаживай сакуры!

* * *

Не голос ли кукушки
Из благоуханных ветвей померанца
Переливается долгим эхом?
В кроне, под самой застрехой
Новоселье пятой луны.

* * *

Видно, ждал соловей,
Когда народятся на свет,
Словно яркие жемчуга,
Дни нового года, — и выпорхнул
Из дверей весенней долины!

* * *

Густые травы рассекая,
Словно алебардой драгоценной,
Вдали дорога исчезает…
Если не странник с вестью,
То летний дождь пройдёт.

Кукушка под дождём

Взору луна недоступна
В летних сумеречных дождях,
К зову сердца жестока!
В дивных горах пролетела
Одинокая кукушка…

* * *

В сумерках вечерних
Не от костра ль погребального
Вижу облачный след вдалеке?
Ах, ветер, ты снова растрогал
До слёз цветы померанца!

Ловцы с бакланами

Паводок лунного света.
В воды Кацурагава лодку выводят.
Видно, цветенье багряника
Тайно связано с рыбаками,
Ожидающими темноты…

* * *

Я брошу взор окрест —
Ни цветов, ни алых листьев клёна
Для любованья не осталось!
На взморье хижина чернеет
В осенних сумерках…

* * *

О, как задувает циновку
Ветер в ночь осенних ожиданий,
О, как выбелил холод её!
Лунный свет на пустой половине постели
Расстилает девушка в Удзи.

* * *

Полная взошла луна.
На реке одежды бьют вальками.
Мою печаль пронзают звуки.
Забыться бы, не вспоминать утрат
И дней осенних убыль…

* * *

Дремлет одинокий фазан,
Распустив величаво-вельможно
Перья на длинном хвосте.
Призрачно мерцает иней на постели,
Припорошенной лунным светом…

Клёны

В роще Сораку,
Отшумевшей ветрами,
Сбросили клёны
Ало-парчовый наряд
В воды реки Идзуми.

* * *

Я друга старинного жду
Да, видно, дорога в горах
Средь снегов затерялась.
Нависли ветви криптомерии
Над крышей хижины моей.

* * *
Твой путь, император,
Славен древней песней Ямато,
И впредь пусть тебя он ведёт!
Долговечным соснам в Сумиёси
Сокровенная песня звучит.

На смерть матери

Ни слёз унять,
Ни редких, драгоценных рос,
Навернувшихся на травы…
Любимая, мне горько ныне без тебя
С осенним ветром в доме…

Прощальная песня

Разлука нас влечёт,
Но пусть луны полночной
Незабвенный свет
Слезами вспыхнет на рукаве,
Когда мы будем порознь!

Песня странствия

Вырастают тени,
Меркнет солнце на закате.
И мне пора… Ах, где
Средь гор, охваченных ветрами,
Найти пристанище?

Луна в пути

— О любимой бы узнали!
Мою грусть растревожив, кулики
Кричат над заливом Окицу.
Ах, луна! Всплесками волн, слышу,
Отзываешься плачам моим…

Песня странствия  

На осенних ветрах
Одинокий странник вдали,
Развеваются рукава…
Над обрывом мост навесной
Уводит его на закат…

Песня странствия  

Забыл меня? Иль нет?
Не говорите мне напрасно:
"Мы помним, помним…"
На горе Инаба, в соснах
Шумит осенний ветер.

Песня странствия  

О сны! В них нет тебя…
Я в странствиях и в снах —
С тобой в разлуке.
Не от тебя ль навстречу мне
Несётся ветер с моря?

* * *  

В столице в этот час
Громко стучат вальки…
Я посохом сметаю иней,
Покрывший листья винограда
Над тропою в сумраке вечернем.

Любовная песня

Вьётся дым в небеса,
Солевары на взморье
Разжигают костры
Вот также и сердце моё
Задыхается от любви.

Любовная песня  

О, как дивен был
Ветер на взморье Сума!
Ах, одежды срывал…
Он был в моих руках
Да прочь улетел, неверный.

* * *
Мольбам неподвластны,
Тают годы мои, тает звон
Ввечеру колокольный
На горе Хацусэ, отлетая
К иным селеньям…

Любовная песня

О горестный обычай —
Ожидать любимого часами,
Когда невмочь одной,
И слушать, как завывает ветер
Томительными вечерами!

Любовная песня

Вернётся или нет?
Я жду, тайком вздыхая о любимом,
Высматриваю тени на дороге…
Ах, вот и он! Сияя, вышел
Месяц на рассвете.

Любовная песня

Ветреный, о неверный,
Твои слова — отрава в сердце!
Луна горит в моих слезах,
Рукава влажны, как ветви сосен,
Над волной склонённые печально.

* * *   

Если любовь моя
Тебе не в тягость, милый,
То почему я слёзы лью
На рукава твои? Как зябко
Ночью мне… Мерцает иней…

* * *  

Стынет пыл любви.
О, как твоя измена ранит!
Роняют листья росы,
Пронизанные, как и я,
Осенними ветрами…

* * *  

Не ладится в доме:
Зажигаю лучину, но гаснет она.
Слёзы душат, слёзы от дыма…
Горечь в душе, но мысли мои — о тебе,
Мой неверный, мой любимый!

* * *

 

Нет сна в моих глазах!
Едва прилягу на одиноком ложе,
Всплывает образ твой:
Волосы любимой, черные пряди
В памяти перебираю…

* * *

Столько вёсен были рядом
Под сенью императорской вишни,
В снежной свите лепестков!
Я, последний из них, печально вздыхаю
О веренице лет прошелестевших…

* * *   

Вдаль устремляю взор:
Покидает море берег Митиноку —
Вот и жизнь обмелела!
Хрустнула пустая ракушка,
Словно хрупкое сердце…

* * *  

Взметнулся любовно
Белотканной дымки рукав,
Росами увлажнённый…
О, как пронзил желанием меня
Прощальный ветер осенний!

* * *

Ночь, я век не смыкаю.
Черпают, черпают воду в заливе
Солевары на взморье Сума.
Всякий раз, поневоле, их рукава
Наполняются лунным светом.

* * *

По дороге в храм Сэйкадзи,
где пребывал монарх-инок Госиракава  

Молодому коню подстать,
Полный сил, пробирается месяц
Сквозь росные заросли Сага.
Вот опять я веду его под уздцы
Старыми горными тропами.

* * *   

Мой дом вдали от дорог.
Бывало, что гость случайный
Изредка заглянет ко мне…
С тех пор трава полонила следы
Тех, кого уж не вспомнить…

* * *  

О божественный император!
Коль правления длинная нить,
Украшенная жемчугами,
Не пронзит мою жизнь, то зачем мне
Этот дар, пустой и отрадный?

* * *

Словно волосы чёрные,
Простираются воды Миягава
За пределы жизни земной.
О боги! На иных берегах
Сохраните меня от беды!

* * *

Увитые хмелем,
Для всех открыты двери,
Озарённые светом луны.
Ах, осень, кроме тебя одной
Войти никто не спешит!
* * *

Прибывают разливы
И весенний дождь затяжной
Гонит волны в полях.
Ночью короткий росток
Робко тянется из воды.

* * *

Сердце обмерло вдруг —
Красуясь, трёхдневный месяц взошёл
Над самым обрывом горы!
Его довелось мне увидеть
Впервые в этом году…

* * *

Мой взор затуманен:
Ранней дымкой небесный полог
Повис над горами Ёсино.
О, заглянуть бы за этот край
Вслед уходящей ночи!

* * *

Я знаю все наши ночлеги,
О луна, твоя тень на вершине горы
Не раз укрывала меня!
О, сколько ночей мне, старику,
Рядом с тобой коротать?

* * *

Осень. Тихо веет.
Дыханье слабое в листве,
Блеск влажный…
Как хладны, как росны травы!
В роще Икута ветер…

* * *

С каждым лучом угасающим
Громче звон цикад
В отлаженном хоре…
Ветви деревьев сливаются
С тенью высокой горы.